Путешествие НЕдилетантов.

Пролог. Проводы. Kesha(c)

 

Отчет гостей. Фотоотчет banzay+Даша (с)

Banzay: Чем привлекает людей экстрим? Почему люди с таким удовольствием подвергают себя серьёзной опасности вопреки логике и здравому смыслу? Отчего так приятно щекочет нервы осознание хрупкости человеческого бытия? Никто не сможет ответить на вопрос: и чего это нас понесло в Воронеж?
Подготовились к поездке основательно: взяли водки для храбрости и подарки задобрить хозяина и откупиться от трудовой повинности. Большую часть подарков составляли книжки с множеством картинок (если картинок мало, хозяину может стать скучно. и он заставит всех работать). Дорогой убедились в том, что если есть ещё на земле что-то незыблемое, так это неподражаемый сервис работников РЖД. Во-первых, нам чуть ли не насильно впарили два комплекта белья, по причине того, что они уже были застелены, во-вторых, по прибытии в Воронеж с нас содрали двадцать рублей за две бутылочки минеральной воды, которые изначально располагались на столике и всем своим видом говорили, что это халява. Поездка прошла спокойно, творческая её часть была представлена хоровым пением под аккомпанемент Костиного телефона и последующим исполнением песен из репертуара Сектора Газа (а-капелла).
Воронеж встретил нас великолепной погодой и двумя плотоядно улыбающимися лицами на перроне. Это были, разумеется, Казак и Сергей Торч. Саша, воспользовавшись тем, что до нужной нам собаки оставалось двадцать минут, начал отбирать подарки. Книжки, вопреки нашим ожиданиям, были приняты сдержанно, а вот водка и виски - гораздо благосклонней. В итоге одна бутылочка была распробована уже по дороге.  

Banzay: На осмотр воронежских достопримечательностей удалось выцепить только Пашу Костю Казак оставил у себя заложником. Не думал, что в Воронеже такое количество интересных и красивых мест. Описывать их не буду, т.к. не получится - некоторые из них запечатлены на фото. Отдельно хотел бы отметить барельеф Вознесение девочки, который до разоблачения культа личности изображал И.В. Сталина, держащего на руках маленькую девочку. Сталина откололи и заштукатурили, а на ребёнка рука не поднялась, поэтому девочка на барельефе с видимым удовольствием воспаряет к небесам, чтобы хоть таким образом избавиться от окруживших её радостных строителей коммунизма. Это, доложу я вам, будет покруче любой внутренней эмиграции.

KV: Торч забрал ребят на осмотр города, а за них оставил свою дочку-красавицу и жену. Пока женщины на кухне занимались готовкой, мы с Саней разжигали костер и учились копать грядки. Под это дело бутылка виски была прикончена. Дальше решено было ехать купаться. С велосипеда не разу не упал. Речка была замечательная. Прозрачная вода и купающийся в носках Казак гармонично дополняли друг друга. Саня вытаскивал из воды тину и мидии, кидая все это на берег.
Banzay: Вернувшись, мы обнаружили у Казака ещё гостей и отсутствие самого Казака с Костей. Впрочем, они скоро вернулись. и через пару часов не осталось никого, кто бы не вызубрил речитатив: ВодачистейшаяКостяскажиимсколькояплавалЯполчасаплавалводасовсемтёплаяКостяскажиимрыбкибанзаевскиелюбимыеплаваютскажиимКостя. Костя всё исправно подтверждал, но держался в целом вяловато они с Сашей уже прикончили Еврейскую и виски, а чёрная показывала дно. По утверждению Кости (и вопреки расхожему мнению) Саша личным примером показывал, как нужно правильно копать огород.
Гости Казака оказались отличными людьми (и чего их всех к нему тянет?), к нашему приезду уже был готов шашлык и застолье пошло с места в карьер. Из представленных водок неизгладимое впечатление произвела Пшеничная восемьдесяткакого-то года. Потрясающе мягкая вещь закусывать после неё казалось кощунством. Хорошо удалась окрошка.

Banzay: Саша старался разнообразить отдых гостей как мог. Он произносил проникновенные заряды с табурета, пел песни, показывал па из индийских (как он утверждает) танцев, предлагал обучить желающих приёмам самообороны (только врождённая скромность вынуждала нас отказываться от столь лестного предложения) и пытался взбодрить компанию имитацией своего падения со стула (очень натурально). По-моему, всем очень понравилось.


Banzay: Под конец вечера те, кто был в состоянии, посмотрели футбол. Некоторые даже составили какое-то впечатление о матче. На следующий день посидели гораздо спокойней. Ничем особенным лично мне этот день не запомнился. Просто было очень хорошо. А под вечер настала пора нам с Дашкой уезжать.

ИЛ-2: Мы с Костей, которого просто-таки тянуло остаться в Воробуже ещё оччччень надолго, решили ехать в понедельник. Пока провожатые и провожаемые отбывали на вокзал, роль заложника пришлось исполнять мне. Поскольку КВест и Торч, по идее, должны были вернуться относительно быстро, то в том магазинчике у остановки я, приняв во внимание, как мне казалось, недостаточный объём горячительных и прохладительных напитков, взял тот самый Немирофф з перцем и сочку с мороженым. Поначалу Казак очень обрадовался и немедля бутылку приватизировал. Помахав рукой отъезжающему автобусу, мы выдвинулись во времянку. Знаете ли вы, что времянкой Казак называет двухкомнатный кирпичный домик? На столике ещё оставались полторы бутылки Терновой, потому Немирофф оставили на потом. Под разговоры о трудностях имбицЫльского лежания, тщательного анализа проблем ПФК, на которые мы не можем закрыть глаза, и под плов Терновая приказала долго жить. В процессе проводов Терновой мы успели постепенно перейти от проблем насущных к проблемам высших сфер, и разговор перешёл на поэтический лад. Казак читал стихи Киплинга, я что-то из Гёте и Шиллера, кстати, запомнилась одна умная мысль -"немецкий романтизм всегда мешал немецкому порядку" (Вообще благодаря Саше я открыл для себя новый горизонт познания - Р.Киплинг. Наверное, пойду сегодня-завтра искать его книги) В момент этой высокоинтеллектуальной беседы подошли таки провожатые. И с неподдельным изумлением смотрели, до чего людей может довести беленькая. Но подошла очередь немироффа, и тут Казака понесло - он предложил устроить мне экзамен по литературе. Называл фразы из разных романов и повестей, а я должен был их угадывать. Вначале процент попаданий был высок, но к опустению бутылки стал снижаться. Так что на большее, чем удовл, я не наработал.

На следующий день на вокзале была трогательная церемония прощания. Казак уговаривал проводницу проверить надёжность запирания всех дверей, чтоб выгнать наконец дорогих гостей и быть в твёрдой уверенности, что они не вернутся. Слово Немирофф продолжало звучать в каждом предложении. Торч был менее многословен, но тоже не испытывал восторга от упоминания Казаком этого гадкого слова. Мы сели в поезд, попытались выйти из задней двери, но она была надёжно заперта, видимо, слова Казака про москалей, выпивших всю водку запали в душу проводницы, и она проверила засовы и замки.

Комментарии первопроходцев.

Kesha: Хех... то ли мы к другому Казаку ездили... то ли тема была другая (рыбалка, а надо на сельхозработы)... то ли он (Казак) перековался... прям параллельный мир какой-то... Что, и спальный мешок никто у вас не отнимал????

Мух: Мдя... Почитал я ту хрень, масквами, из Воробужа бежавшими написанную, и вспомнил сразу "Приключения Гекльберри Финна", точнее, историю с "Королевским Жирафом". Кеша, мы оказались честнее, верно?
ЗЫ Когда там мошенников линчевать собирались? После третьего "спектакля"?

 

тУса